Северо-Восточное некоммерческое партнерство пластических и реконструктивных хирургов

ООО «Центр пластической хирургии»
Адрес: 150000, г. Ярославль, ул. Салтыкова-Щедрина, дом 11 (cхема проезда)
Телефон: +7 (4852) 32-00-11, (4852) 73-02-55
Факс: +7 (4852) 32-98-88
Email:

Протокол №39

1. Демонстрация: Сложный путь увеличения молочных желез
К. П. Пшениснов, Е. А. Краева (Курс пластической и реконструктивной хирургии, ЦПХ, Ярославль)

Пациентка, 40 лет, обратилась по поводу деформации молочных желез (МЖ) после введения полиакриламидного геля (ПААГ) 5 лет назад: понижение инфрамаммарной складки (ИМС) справа, эффект сообщающихся сосудов между правой молочной железой и над грудиной в зоне коррекции гелем воронкообразной груди. Выполнено удаление геля, формирование новых ИМС, эндопротезирование под мышцы из ИМ доступов. Заживление первичное. Швы сняты на 12-й день. Через 3 дня экстренное обращение из-за расхождения линий швов и обнажения протезов с обеих сторон после сдавления груди ремнями во время полета на параплане. От удаления имплантатов категорически отказалась. Проведено репротезирование после тщательного отмывания полостей и протезов растворами антисептиков.

Дренирование — 5 дней. Заживление ран первичным натяжением. Через 3 мес. — новое обращение. После занятия дайвингом стала отмечать припухлость тканей по реберной дуге справа. На УЗИ жидкостное образование — серома. Дренирована с активной аспирацией дренажом Блейка. Отделяемое — светло-желтая жидкость с хлопьями фибрина, посевы стерильны. Через 2 нед. повторная операция — санация полости, удаление фибринозных налетов стенок, формирование фасциально-мышечного лоскута («балкона» по A.M. Боровикову) на нижнем основании для формирования новой ИМС. На момент демонстрации — 6 мес. неосложненного течения после последней операции.

Цель демонстрации: показать необычность и непредсказуемость течения раневого процесса у пациентов, которым выполнено эндопротезирование МЖ после удаления ПААГ.

2. Доклад: Комплекс рациональных хирургических приемов открытой ринопластики, их эстетическая и функциональная эффективность
К. П. Пшениснов, Е.А. Краева, Г.И. Патлажан, Е.С. Пшениснова (Курс пластической и реконструктивной хирургии, ЦПХ, Ярославль)

За 13 лет практики предложены технико-оперативные приемы, выполнение которых возможно при открытой ринопластике. В этот комплекс включены следующие приемы.

  1. Раздельное удаление хрящевого горба спинки носа с использованием дорсальных краев верхних латеральных хрящей как расширяющих лоскутов спинки, а также разработка запатентованного авторского зажима для удаления тыльной части хряща перегородки носа в ходе этой операции.
  2. Конструирование сдвоенного трансплантата Т-образной формы для поднятия корня и спинки носа.
  3. Формирование SMAS-лоскута в области кончика носа для устранения контурных деформаций надкончиковой зоны.
  4. Применение лоскутов хрящей и надхрящницы обычно резецируемых частей цефалических порций латеральных ножек для устранения надкончиковых изъянов.
  5. Формирование скользящих лоскутов медиальных ножек для уменьшения высоты кончика носа без нарушения структурной непрерывности купольной зоны.
  6. Эластичное регулирование высоты кончика носа швом между перегородкой и фиброзно-адипозной тканью между медиальными ножками.
  7. Новые варианты межкупольного шва со стабилизацией латеральных ножек в положении «открывания» преддверия носа. Рациональность и эффективность данных приемов доказана клинически результатами около 1000 операций.

3. Доклад: Первичная и вторичная коррекция средней зоны лица у пациентов с вр ожденными расщелинами верхней губы и неба
С.Н. Бессонов (МУЗ КБ СМП им. Н.В. Соловьева, Ярославль)

У пациентов с врожденными расщелинами верхней губы и неба отмечается деформация всех структур средней зоны лица: мягких тканей, хрящей носа и лицевого скелета. Уже после рождения отмечается гипоплазия верхней челюсти на стороне расщелины, а также асимметрия скуловых областей и основания черепа. Цефалометрические исследования детей раннего возраста также подтвердили врожденную гипоплазию верхней челюсти и ее ретрузию по отношению к основанию черепа. После первичной хейлопластики давление круговой мышцы рта и других мимических мышц лица приводит к сближению костных фрагментов и сужению верхней челюсти. Асимметрия лицевого скелета, дефект костной ткани по краю грушевидного отверстия усугубляют деформацию носа. Места прикрепления мимических мышц на стороне расщелины изменены по сравнению со здоровой стороной. Длина и ширина мышц на стороне расщелины отличается от таковых на здоровой стороне.

Первичная коррекция верхней губы должна предусматривать коррекцию всех структур средней зоны лица: реконструкцию фильтрума и круговой мышцы рта, коррекцию деформации носа и костную пластику альвеолярного отростка. Лоскуты, выкроенные по краям расщелины, использовали для создания носовой выстилки на уровне апикального базиса альвеолярного отростка. Широкая мобилизация мышц и основания крыла носа на стороне расщелины завершали диссекцию. Костные аллотрансплантаты вводили в небольшие поднадкостничные карманы по краям дефекта. Необходимо избегать вмешательств в области соединения сошника с межчелюстной костью, так как это может нарушить рост верхней челюсти. Мы никогда не использовали лоскут с сошника для закрытия расщелины альвеолярного отростка. В послеоперационном периоде показано применение обтуратора для предупреждения чрезмерного сближения костных фрагментов. Образование костного «мостика» между костными фрагментами челюсти отмечено у 84,8 % пациентов.

Изучение отдаленных результатов лечения, прослеженных в течение 18 лет, показало, что первичная костная пластика альвеолярного отростка и раннее ортодонтическое лечение позволяют предупредить сужение верхней челюсти и получить более правильную форму верхнего зубного ряда. Однако у 64,8 % пациентов объем костной кости был недостаточен и требовалась вторичная костная пластика, чтобы создать условия для прорезывания или перемещения латерального резца и клыка. Цефалометрическое изучение лицевого скелета в возрасте 13-16 лет не выявило значительной разницы в развитии и росте верхней челюсти наших пациентов по сравнению с больными, которым костная пластика не проводилась. Таким образом, первичная костная пластика, выполняемая с минимальной отслойкой надкостницы и не затрагивающая области вомеро-максилярного шва, не вызывает нарушений роста и развития верхней челюсти.

Вторичная ринохейлопластика предусматривала мобилизацию, перемещение и фиксацию крыльных хрящей постоянными швами. По показаниям выполняли коррекцию хрящевого и костного отделов искривленной перегородки носа. Проводили широкую мобилизацию мышц в подглазничной области на стороне расщелины и костную пластику нижненаружного края грушевидного отверстия. Фиксация трансплантата титановыми микровинтами снижала вероятность его резорбции и обеспечивала стабильность результатов. Коррекция верхней ретрогнатии осуществлялась путем фрагментарной остеотомии верхней челюсти, выполняемой одновременно со вторичной ринохейлопластикой.

Данная страница распечатана с - http://www.plasticsurgeon.ru/cvnpprm/conference/2005/protocol39/
Дата печати 22.11.2019 00:07